Новости

В благодатной Оптиной

В благодатной Оптиной

12 Декабря 2019
Ранним утром десятого декабря, поднимая брызги из-под колес, желто-белый автобус Троицкого храма катил по калужской земле. Наш путь лежал в один из самых дорогих сердцу каждого православного человека уголков России – Оптину пустынь.
Мысль о посещении Оптиной, а точнее – Введенского ставропигиального мужского монастыря (таково официальное название обители), обсуждалась уже не первый месяц, и при первой же возможности наша небольшая группа отправилась в путь. Коломну отделяет от монастыря всего лишь триста километров, и уже в полдень мы выгружали вещи и коляски на монастырской стоянке.
Оптину видно издалека – еще за несколько километров среди холмов, окружающих дорогу, горит золото крестов на куполах храмов. И движение, несмотря на будний день, тоже оживленное – паломники со всей страны спешат в монастырь. Поэтому несколько номеров в местной гостинице мы заказали заранее. Долго отдыхать с дороги не пришлось – в трапезной нашу группу уже ожидали. Обедали мы с трудниками монастыря – рабочей братии в Оптиной изрядно, хозяйство большое и требует рук. К трудникам примкнул наш водитель, поработав на уборке одного из храмов.
Тем временем пора было спешить на молебен, и через Святые ворота мы вошли на территорию монастыря. Всего храмов в обители восемь. Все они действующие и в главные открыт доступ паломникам. Молебен с акафистом преподобному Амвросию Оптинскому служили как раз в главном храме обители – Введенском соборе. Северный придел его освящен в честь преподобного Амвросия старца Оптинского, там же и проходил молебен. Любопытная деталь: в центре храма, рядом с аналоем стоял ящик и все желающие могли взять книжечку с текстом акафиста. Воспользовались и мы. После службы мощи старца Амвросия, что покоятся в раке у иконостаса, открывают для молящихся. Об этом мы не знали заранее и, конечно, возможность приложиться к мощам стала очень приятной неожиданностью.
А нас тем временем уже ждала дама-экскурсовод. За час она поведала нам об истории Оптиной, перипетиях послереволюционных лет, возрождении обители и, конечно же, про Оптинских старцев. Было видно, что рассказывать о них наша спутница может сколь угодно долго, и только рамки отведенного времени сдерживали её. Но и слушать было интересно – все истории чудесной помощи старцев, случаи их прозорливости и умение находить нужные слова даже для самых отчаявшихся людей - всё это, конечно, впечатляет. Мы посетили храм Преображения Господня, где покоятся мощи преподобноисповедника Рафаила, поднялись во Владимирский храм, его еще называют «храмом семи старцев». Здесь под каменными надгробиями покоятся мощи преподобных Льва, Макария, Иллариона, Анатолия, Варсонофия, Анатолия и Иосифа. Мы смогли приложиться к частицам мощей святых, а паломники, находящиеся в храме помогли нам управиться с подъемом колясок на паперть и к надгробиям. Вообще, в Оптиной чувствуется это особое состояния мира, доброты, покоя. К нашим ребятам в обители то и дело подходили паломники, монахи – чем-то угощали, дарили сувениры – было очень приятно, неожиданно приятно. Единственное разочарование -  в храмах нельзя делать фотографии. Нарушать запрет мы не стали, ограничившись видами снаружи.
Вечером, после непродолжительного отдыха пришло время вечерней службы. Несмотря на усталость, отправились всем составом. К службе, которая проходит в Казанском храме, стянулись и паломники, и трудники и монахи. Многие прихожане воспользовались складными стульчиками –вечернее богослужение длится почти три часа и человеку непривычному выстоять непросто. Но до чего же служба прекрасна – в храме гасят электрические лампы и лишь лампады в темноте бросают на стены отблески из-за цветных стёкол. Хор братии поёт неспешно, и вполне понимаешь тех древних послов князя Владимира, что, прибыв из константинопольской церкви святой Софии, говорили: - Не знаем, на земле ли были мы или на небе…
Пришло время трапезы, непременно сопровождающейся молитвами и душеполезным чтением. Тут не работает принцип «Когда я ем – я глух и нем» - как раз следует внимать словам чтеца, что излагал пояснения к совершившейся службе. В тот день совершалась память мученика Стефана, погибшего в иконоборческие времена, его житие с назиданием и зачитывали за трапезой. Нашим паломникам монастырская кухня пришлась по душе – просто, но очень вкусно.
Утро началось неожиданно рано – по местной традиции, о которой мы не были извещены, в гостиничном коридоре в пять утра стали звонить в колокольчик. Волей-неволей пришлось вставать. Да и к лучшему – успели без суеты приготовиться к утренней службе. За литургией молилось также немало людей. По окончанию ребята получили благословение от священника. В ожидании обеда прогулялись к монастырскому скиту (в сам скит мирян не пускают), посетили колодец преподобного Амвросия и обошли вокруг обители на прощанье. Если честно, уезжать не хотелось. Это чувство, наверное, знакомо каждому кто приезжал в монастырь.   Непрестанная молитва и свой особенный ритм жизни создают неповторимую атмосферу, иоказаться вне её, в суете и заботах мира внешнего уже неуютно. Обратный путь был длиннее. По пути мы решили заглянуть в город русских мастеровых – Тулу – и угостить наших паломников настоящими тульскими пряниками. Спустя сутки с момента прибытия мы вновь отправились в путь, и ангелы с монастырских стен трубили нам вслед.

Возврат к списку